Добрушские поисковики организовали вахту памяти на месте боев 1943 года

Опубликовано ср, 09/09/2020 года - 11:00
Автор статьи

На безымянной высоте

Высота 140,7 в журналах боевых действий за октябрь 1943 года 5-й Орловской стрелковой дивизии и 26-го отдельного гвардейского танкового полка прорыва упоминается на каждой странице. Овладеть этой ключевой точкой советские войска пытались без малого месяц. Именно отсюда и начинаются поиски.

Первый день вахты принес неожиданные находки. В окопах, которые несколько раз переходили из рук в руки, металлоискатели «сходят с ума». Электроника реагирует как на россыпи гильз – их поисковики называют «настрел», – так и на брошенные металлические части сельхозтехники. Первая крупная находка – корпус немецкой кассетной бомбы. Чуть погодя слышится возглас поисковиков: «Нашли!»

С помощью военнослужащих 52-го специализированного поискового батальона участники вахты извлекают из раскопа останки первого бойца. Рядом – покореженный осколками щит от пулемета «Максим». Через некоторое время «поднимают» еще двоих солдат. Солнце уходит за горизонт. Поисковики возвращаются в полевой лагерь.

– Высота отработана, – сообщает руководитель объединения Николай Басенков. – Завтра начинаем поиск павших в линии советских окопов.

Рекогносцировка на местности проведена задолго до начала вахты. Но для присутствующих Николай Басенков поясняет, к каким ориентирам привязывались, когда переносили данные с фотоснимка тех лет на современную карту. Сам фотокадр, сделанный немецким авиаразведчиком 77 лет тому назад, а позже приобретенный у американского коллекционера, увеличен до размера листа ватмана. Внешне он напоминает фото лунной поверхности.

Аэросъемка

Экскурс в историю

Взятие высоты, которая, по сути, была форпостом к дальнейшему наступлению на Гомель, описывает в своей книге «Повести военных лет» Александр Красулин. Первая попытка взять ее была предпринята 12 октября. При поддержке танков под губительным пулеметным и артиллерийским огнем советские солдаты пошли в атаку. После восьмичасового боя они ворвались в немецкие окопы на соседней высоте и до темноты отбили еще 4 контратаки противника.

Следующий день начался с бомбежки. Всего в течение суток немецкие самолеты сбрасывали свой смертоносный груз более 40 раз. Но бойцы 190-го стрелкового полка сумели оседлать отметку 140,7, выбив с нее фашистов. На следующий день позиции пришлось с боем оставить... Как пишет в боевом донесении командир танкового подразделения, к утру 15 октября от мотострелкового полка в строю оставались 47 человек. Противостояли им не менее 800 солдат противника.

Вторая попытка овладеть высотой, начавшаяся 27 октября и длившаяся три дня, увенчалась успехом. Это позволило освободить деревни Шерстин, Новоселки.

Штрафники

С первыми лучами солнца отправляемся в сторону реки Сож. Где-то там, два километра восточнее высоты находится траншея, в которой хоронили погибших. На месте сверяемся со снимком, привязываемся к небольшому болотцу, начинаем обследовать местность металлоискателями. Если прибор реагирует, зондируем участок с помощью специального щупа. Убедившись, что под ногами – захоронение или блиндаж, приступаем к раскопкам.

На глубине полутора метров в соседнем раскопе поисковики находят останки сразу двух бойцов. У одного – золотые зубы и валенки с резиновой подошвой, что позволяет сделать вывод о его принадлежности к командному составу. Рядом – еще один. Вокруг – несколько пулеметных дисков, три гранаты.

Наше отделение отрабатывает перспективное место в центре линии окопов. Останки первого бойца находим почти сразу же. Зато вторую стрелковую ячейку копаем несколько часов. Глубина уже почти два метра, а прибор упорно указывает на большое скопление металла. Первыми поднимаем несколько нераспечатанных пачек патронов. Затем – подсумки с боеприпасами. Где-то между этими находками и лежит боец.

Есть! Сидящий, обутый в галоши производства московской фабрики «Красный богатырь». С помощью бойцов батальона извлекаем останки наверх.

– Либо штрафник, либо призывник с освобожденных территорий, – делает предположение Николай Басенков. – Только их в бой бросали в гражданской одежде и обуви. Дефицита оружия, судя по количеству боеприпасов, тогда уже не было.

Итоги

Аккуратно достаем все вещи, найденные возле останков, ищем медальон. Тщетно. Но надежды найти опознавательные знаки не теряем. В галоше обнаруживается алюминиевая ложка. Проверяем ее на наличие надписей. Опять мимо. Не подписаны и котелок с кружкой.

Время перевалило за полдень. Перспективные места отработаны. Пришла пора для не менее трудоемкой работы – приведения территории в порядок. Толокой закапываем несколько десятков глубоких ям. Бойцы специализированного поискового батальона в это время собирают патроны. Их по описи передадут правоохранителям. Обнаруженные мины, снаряды и гранаты остаются на месте. Их на следующий день соберут и уничтожат подрывники.

В лагере подводим первые итоги. За два дня поднято 10 бойцов. Идентифицировать не удалось ни одного. Тем не менее, вскоре их останки будут захоронены в одной из братских могил. 900 бойцов, погибших в октябре 1943 года, уже покоятся вблизи деревни Шерстин. Рядом с ними обретут покой и их однополчане.

Домой уезжаем с чувством выполненного долга. Жалеем только о том, что выходные оказались такими короткими. Но вахта памяти продолжается.

Фото автора