Журналисты районки изучили хронологию освобождения райцентра от немецко-фашистских захватчиков по архивным документам

Рубрика:

После форсирования Сожа неподалеку от Ветки 18 августа 1941 года немецкая армия уже через три дня заняла Добруш. Освобождение же города советскими войсками продолжалось гораздо дольше. Брянск, который находится от райцентра в 250 километрах, был освобожден 17 сентября 1943 года. К границе Добрушского района Красная Армия подошла через 9 дней – 26 сентября. Еще две недели понадобилось освободителям, чтобы с боями пройти 25 километров.

Причину такого ожесточенного сопротивления немецких войск в своих блогах описывают Николай Басенков и Алексей Воронин. Не сумев удержать Брянск, немецкая 9-я армия стала отходить на запад, прикрывая отступление сильными арьергардами. Ее части стремились оторваться от наших войск и занять оборону на западном берегу реки Сож, где немецкое командование планировало окончательно остановить наступление Красной Армии.  Эти позиции командующий 9-й армией генерал-полковник Модель хотел использовать для спасения своих войск от полного разгрома.  Немцы возлагали большие надежды на так называемый оборонительный рубеж «Восточный вал», который образовывал дугу перед Добрушем.

В каждом из сел Добрушчины шли кровопролитные бои. Вот как описывает ход событий их участник Петр Ильич Кириченко в книге «Первым всегда трудно»: «На левом фланге 117-я танковая и 30-я мотострелковая бригады к 9 часам 27 сентября овладели населенным пунктом Очесо-Рудня и первыми вступили на территорию Белоруссии на этом участке фронта. Продолжая с боями продвигаться вперед, они к 16 часам овладели Березками и Демьянками. На пути дальнейшего продвижения наши танкисты и мотострелки столкнулись с сильным сопротивлением противника в районе Дубового Лога. Загорелся головной танк 117-й танковой бригады, остановился другой подбитый танк. Двум танкистам не удалось спастись, они сгорели в танке. Семь человек получили тяжелые ранения. Понесли потери и автоматчики 30-й мотострелковой бригады. Семь бойцов были убиты, девятнадцать ранены…»

Конечно же, основная роль в освобождении северной части окрестностей города Добруша принадлежит подразделениям 73-й стрелковой дивизии. Из сказанного в наградных листах видно: наиболее сильные и кровопролитные бои были именно в районе Марьино. В отдельных местах огневые позиции переходили из рук в руки по несколько раз. Марьинское направление было стратегическим для выхода 73-й стрелковой дивизии на берег Сожа в районе деревни Старое Село с предполагаемым прорывом вражеской обороны и освобождением Гомеля. Это понимали и фашисты. После прорыва обороны враг торопливо отступал, прикрываясь согнанным  из ближайших деревень и Добруша гражданским населением.

Что же происходило в это время по левую сторону реки Ипуть?
137-я стрелковая дивизия пересекла границу 26 сентября со стороны Злынки и через деревню Чехово в направлении Дубецкого разъезда и далее вдоль железной дороги подошла к Добрушу, развернулась по фронту.
В то время территорию сегодняшнего города за железной дорогой занимали всего лишь несколько деревень: Федоровка – нынешняя улица Ланге, Михайловка – улица Полевая и Шапулино-Хорпотское – район улицы Гомельской.

Как все происходило в этом районе, сказать трудно. Известно одно: в районе леса «Хойницкий» были сосредоточены немецкие минометные позиции, которые вели прицельный огонь по передовым позициям 137-й стрелковой дивизии. Огонь регулировался немецкими корректировщиками. Потери личного состава были в основном от минометного огня.

О самом освобождении Советское информбюро сообщило коротко: «… на Гомельском направлении наши войска продвинулись вперед, заняли город Добруш и ряд других населенных пунктов …».

Наименование Добруш в наградных листах того времени практически не встречается. Зато населенные пункты Березки, Дубовый Лог и Марьино фигурируют в сотнях документов. Автоматчик 392-го стрелкового полка 73-й стрелковой дивизии Александр Илларионович  Воропаев, например, за бой под Марьино был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени. «В бою 5 октября он проявил себя мужественным и смелым. Под артиллерийско-минометным и пулеметным огнем пробрался к ходу сообщения противника, забросал гранатами находящихся там немцев, уничтожил ручной пулемет и 6 врагов. Ворвался в траншею. Увидев офицера, который из пулемета обстреливал наши боевые порядки, он из винтовки, взятой у немцев, убил его, взял документы и пистолет. Этим самым способствовал наступательным операциям».

Многие из советских воинов были награждены посмертно. Так,  орденом Отечественной войны 1 степени посмертно награжден командир танковой роты танков Т-34 326-го танкового батальона  117-й Унечской танковой бригады Дмитрий Павлович Никитин. «Товарищ Никитин принял роту в разгаре боя, после ранения старшего командира роты. Не смотря на это т. Никитин своей железной командирской волей сумел быстро сплотить вокруг себя экипажи роты, в результате чего его рота дралась в числе передовых. Во время боев за

д. Дубовый Лог 28 сентября, действуя со своей ротой в первом эшелоне батальона, встретил сильный прицельный артиллерийский огонь. Не найдя другого выхода из создавшегося положения, направил свой танк на артбатарею врага, подавил огонь и гусеницами раздавил две противотанковые пушки врага. В этом бою экипаж погиб, но выполнил честно свой долг».

Архивы читал Сергей ЧАЙДАК