Ветеран Великой Отечественной войны Василий Пузиков из агрогородка Корма Добрушского района отпраздновал 95-летие

Рубрика:

Невысокий седовласый дедушка, опираясь на березовую палочку, с трудом доходит до комода, садится на стул и, не отрывая взгляд, смотрит на фотоснимок военных времен. На нем – два молодых парня. Братья Василий и Никита Пузиковы. 75 лет назад, в 1943 году, младший из них сказал: «Хорошо, Вася, что не вместе воевать будем. Хоть один из нас да вернется домой». Через несколько месяцев Никита погиб в бою под литовским Каунасом…

Василий Федорович даже сегодня, в день своего 95-летия, не может забыть момент расставания и задается вопросом: правильно ли сделал, что выполнил приказ командира и не ушел на фронт самовольно?

Минометчик переднего края

Повестку молодому пастуху колхоза «Полянки» принесли прямо в поле ровно через месяц после начала войны. Вместе с еще 15 односельчанами он пешком дошел до Орши, оттуда на поезде их перебросили в запасной полк, где обули и одели, показали, как обращаться с оружием и отправили в Ростов. Бои под городом шли ожесточенные. Ветеран вспоминает: в течение дня Ростов трижды переходил из рук в руки, но удержать его так и не удалось. Сколько пришлось оставить врагу сел и городов, он никогда не считал. А вот освобожденные от фашистов населенные пункты помнит наперечет.

– Житомир, Белая Церковь, Киев, – перечисляет он. – Под Киевом было особенно тяжело. Под огнем противника форсировали Днепр на утлых лодочках и плотах. Боялись одного – ненароком утопить миномет. Потери были огромными, от крови вода в реке становилась красной. За ту операцию и получил первую награду.

Ветеран за неполные восемь месяцев «вырос» от подносчика до наводчика 82-миллиметрового миномета, был назначен командиром расчета. Все это время он провел на передовой и по праву считался умелым солдатом. Потому после ранения его не вернули в часть, а направили в полковую школу на курсы младших командиров. Затем, уже в сержантском звании, он занимался подготовкой молодого пополнения в запасном полку в Козельске, где и встретил Победу.

– Радостное известие узнали, когда мылись в бане, – с улыбкой вспоминает он. – Все выскочили на улицу в исподнем и кричали хором: «Ура, Победа!».

Незаживающая рана

Первые известия из родных Полянок Василий Пузиков получил еще в 1943 году. Как только узнал, что освобождены Орел, Новозыбков, Брянск, сразу же написал несколько писем на родину. Верил: кто-то из семьи остался жив. И не обманулся. Ответ пришел через месяц. Отец в скупых строках рассказывал о сожженном врагами доме, жизни в землянке и брате Никите, которого забрали на фронт.

– Позже узнал, что брат находился в том же запасном полку, где служил и я, – вспоминает собеседник. – Жили практически в соседних землянках, а встретиться довелось случайно. На знакомую фамилию обратил внимание комсорг. Он же и спросил у меня: однофамильцев в Полянках много было?

Курьез был еще и в том, что на марше Никите кто-то рассказал о бравом минометчике Пузикове, который в одном из боев героически погиб. Увидев же его целым и невредимым, парень не мог сдержать слез. Растерялся и Василий: такая важная встреча, а угостить брата нечем. Ухватил котелок и побежал на кухню. Дежурный вошел в положение и доверху наполнил посуду армейской кашей. Ловко орудуя ложками, размазывая по щекам скупые мужские слезы, братья делились новостями. На обрывке папиросной бумаги написали письмо родным: живы, встретились, воевать будем вместе. К сожалению, отец этих строк не увидел, он умер, так и не узнав о радостном событии.

– Несколько месяцев мы с Никитой были вместе, – говорит Василий Пузиков. – Когда настала пора отправлять молодое пополнение на фронт, вызвался в их сопровождение. Уже в вагоне услышал от вестового свою фамилию и приказ командира полка остаться в расположении. Была мысль самовольно уехать с Никитой, но боялся прослыть дезертиром. Да и брат, обняв, сказал те самые слова. 

Лишь бы не было войны

Вернуться домой после окончания войны Василию Федоровичу не удалось. Его 357-й стрелковый полк морской пехоты передислоцировали в Заполярье. Солдат готовили к войне с Японией. Однако после капитуляции последней пришел долгожданный приказ о мобилизации.

– Приехал в деревню в 47-м, – вспоминает ветеран. – Кругом разруха, люди голодают, но активно восстанавливают фермы, строят дома. Фронтовиков из полутора десятков вернулось всего четыре человека. Скидку на медали и героическое прошлое никто не делал. Работали, как и все.

Василий Пузиков с обидой в голосе рассказывает, как в те тяжелые годы пытался отстроить собственный дом. После женитьбы молодой семье долго не выделяли участок под строительство. Мол, земли нет, переезжайте в Жгунь или Крупец. 25 кубометров леса, правда, выделили бесплатно. Но переносить бревна на отцовское пепелище пришлось на собственных плечах…

Сегодня бытовые проблемы ветерана не волнуют. Живет он в Корме, куда переехал на заре 90-х.  По дому ему помогает социальный работник. Дети и внуки разъехались и появляются на праздники и юбилейные даты. На 95-летие, например, даже сын из Украины с семьей приехал. Василий Федорович интересуется политикой, смотрит новости по телевизору, читает районную и областную газеты. Говорит: как бы ни было тяжело сегодняшнему поколению, главное – нет войны.

Сергей ЧАЙДАК

Фото Евгения УСТИНОВА