В преддверии столетия РККА "Добрушскі край" начинает цикл публикаций о героях войны и выдающихся солдатах и офицерах Советской и Белорусской армий

Рубрика:
Доблесть бывает скромной

Традиционно днем Красной Армии считается 23 февраля. В этот день начался массовый призыв добровольцев в ряды вооруженных сил молодой республики. Однако фактически Рабоче-крестьянская Красная Армия была создана 28 января 1918 года декретом Советских народных комиссаров. В честь юбилея РККА «ДК» открывает цикл публикаций о представителях Добрушчины, которые ковали славу непобедимой Советской Армии на фронтах Гражданской, советско-финской и Великой Отечественной войнах.

Убежденный коммунист

Антон Марченко, вступивший в Коммунистическую партию в марте 1944 года, до последних дней жизни вел активную общественную работу и являлся членом бюро райкома партии. Его знали как кристально честного, принципиального человека. Отец семерых детей, фронтовик, прошедший войну от первого до последнего ее дня, он никогда не кичился наградами, отвечал отказом на предложения материальной помощи или выделения комфортного жилья. Считал: человек всего должен добиваться сам.

– После войны отец работал водителем на грузовом автомобиле, – рассказывает дочь фронтовика Валентина Бондарева. – Ему доверяли единственному из коллектива ездить на обед на служебном автомобиле даже в период отвозки урожая зерновых и овощей с полей в заготконторы.

Примечателен такой случай: однажды, заехав домой на обед, Антон Антонович оставил у двора автомобиль, доверху наполненный картофелем и морковью. Пока перекусывал, дочери пытались отвлечь его внимание от происходящего на улице. Жена в это время рассовывала по карманам десяток корнеплодов, взятых из кузова. Хитрость не удалась. Словно почувствовав неладное, мужчина бросил ложку и, спустя минуты, отчитывал хозяйку за попытку привнести в скудное семейное меню хоть какое-то разнообразие.

– Дуся, положи на место и не смей так больше делать, – говорил он супруге. – Товарищи оказали мне доверие. Подвести их не имею права.

Семья осталась без драников, но с незапятнанной совестью.

Орудийный мастер

О своем военном прошлом Антон Марченко рассказывал мало и неохотно. С удовольствием встречаясь со школьниками, он читал им настоящие лекции о Великой Отечественной, озвучивал названия и даты ключевых операций, количество потерь на фронтах. О четырех годах, проведенных на передовой, предпочитал умалчивать.

– В семейном архиве есть медицинская справка, выписанная отцу врачом полевого госпиталя, – рассказывает Валентина Бондарева. – «Антону Марченко дается трое суток освобождения от службы в связи с перенесенным нервным потрясением во время боя…». Что это был за бой, и какие события происходили перед его глазами? Отец отмалчивался. И только нервная дрожь в руках выдавала его переживания.

По оставшимся архивным документам можно отследить весь боевой путь Антона Марченко. Впервые принял присягу еще в 1931 году. Службу в отдельном дивизионе НКВД молодой связист нес исправно. Свидетельством тому – Почетная грамота от командира 9-го полка связи, датированная 1932 годом, и черно-белый фотоснимок молодого человека в буденовке. Так командование поощряло бойцов-ударников. После демобилизации работал машинистом мотовоза на бумажной фабрике. В июле 1941-го был мобилизован и направлен в гаубично-артиллерийскую бригаду орудийным мастером.

До сентября 1945 года в военном билете менялись только названия фронтов: Брянский, Воронежский, Первый и Второй Украинский… В составе 101-й гвардейской бригады наш земляк освобождал Беларусь, Польшу. Награжден орденами и медалями. Всю войну рядом с ним прошел и уроженец Жгуни Николай Бобриков. На общем снимке батареи два земляка в первом ряду. Плечом к плечу. Слева – Антон. Справа – Николай. И в мирное время они оставались лучшими друзьями.

Письмо Сталину

Бывший орудийный мастер никогда не жаловался на жизнь и не просил помощи. Но однажды ему пришлось обратиться к самому Сталину. Тяжело заболевшую старшую дочь не могли поднять на ноги ни районные, ни областные медики. Девочка увядала на глазах. И Антон Антонович решился.

– Он свято верил в руководителя страны, – поясняет мотивы отца Валентина Бондарева. – Считал, что Сталин никогда не оставит в беде фронтовика. Тем более, в военном билете отца было более десяти официальных благодарностей главнокомандующего за участие в войсковых операциях по освобождению Орла, Белгорода, Харькова, Киева…

Неизвестно, попало ли письмо с коротким адресом «Москва. Кремль. Сталину» лично в руки Иосифа Виссарионовича, но, спустя короткое время, в адрес семьи Марченко пришло письмо из министерства здравоохранения СССР. «…Уведомляем, что вашей дочери выделена персональная путевка в лечебный санаторий имени И.В.Сталина в городе Сочи…».

Сергей ЧАЙДАК

Фото из семейного архива Валентины Бондаревой