Стоимость подписки на полугодие – 36 рублей.

Трудности реализации "сотого" указа, или как в Добрушском районе захоранивают ветхое жильё

Рубрика:

– Успейте запечатлеть последние дни поселка Покровский, – попросил один из жителей Иговки. – Через день-два оставшиеся четыре дома снесут и закопают в траншее. Дети и знать не будут, что на этом месте когда-то жили люди.

Журналисты «ДК» решили уважить иговчан и сделать несколько кадров. Однако информация оказалась не совсем точной – до исчезновения последних строений пройдет еще не один месяц. А в глубоких котлованах работники Добрушского ПМС захоранивают остатки некогда буйствовавших здесь зарослей кустарника.

– Вторую неделю воюем с вербой и кленом, – говорит прораб Михаил Журавлев. – Крупные деревья экскаватором выкорчевывали, мелкую поросль вручную вырубали. Несколько тракторов дров для котельной предприятия заготовили, а остатки перегниют в земле. Гектара четыре вскоре можно будет засаживать сельхозкультурами.

Бригада Михаила Журавлева (на снимке) специализируется на сносе ветхих домов. В этом году мелиораторы работали в Дубровке, Дубовом Логу, Василёвке… Счет захороненных строений шел на десятки. Покровский могли бы  снести в течение недели, да местный сельсовет «добро» пока не дает. Хотя и дилетанту видно: в срубах без окон, дверей, а порой и крыш, жить невозможно. Стоимость же ремонта обойдется никак не меньше возведения дома аналогичной площади, как говорится, с нуля.

– Сгоревший дом видите? – спрашивает собеседник. – Недавно хозяйка из Добруша приезжала. Запретила даже подходить к нему и деревья вдоль забора трогать. Говорит: родовое гнездо. Если так, то почему порядок на своем подворье не навести?

Более подробно о владельцах строений и трудностях реализации «сотого» указа рассказал председатель Рассветовского сельского Совета Сергей Петрожицкий. По его словам, за год в населенных пунктах Совета захоронено 8 подворий. Еще на шесть ветхих домов оформляются необходимые документы. Их снос планируется на следующий год. Работу осложняет неопределенный статус строений. Во многих случаях имеются наследники, но в свои права они вступать не спешат.

– В том же Покровском наследником одного из домов  является гражданин России, – рассказывает председатель сельсовета. – Мужчина занимается научной деятельностью и юридически подкован. В ответ на наш запрос прислал гневное письмо. Мол, в соответствии с Конституцией Беларуси власти должны обеспечить сохранность принадлежащего ему жилища. Объяснили россиянину его обязанности по поддержанию порядка на подворье и прилегающей территории, напомнили об ответственности. Отношение к ситуации сразу изменилось. Обещал подумать. Скорее всего, даст согласие на захоронение.

Таких долгих переписок и историй поисков наследников у Сергея Петрожицкого десятки. Большинству наследников неликвидная недвижимость ни к чему. Отказаться же от нее не дает призрачная надежда на получение от государства некой компенсации. Не все понимают  разницу между захоронением строений в зоне радиоактивного загрязнения  и их сносом в рамках Указа №100, где никакие выплаты не предусмотрены. Вот и приходится сельсоветам обращаться в суд. Только на основании его решения ветхие дома перестают портить картинку сельских пейзажей своим непрезентабельным видом.

Сергей ЧАЙДАК

Фото Евгения УСТИНОВА