Почти полвека жительница Прудовки Добрушского района живет в темноте

Рубрика:

Полжизни прудовчанка Татьяна Хорулева провела в темноте. Тяжелая травма на работе вмиг лишила женщину зрения. Вскоре пришлось расстаться и с работой.

– Видите, какой цветок мне подарили в мой 80-й день рождения? – указывает рукой на ярко-фиолетовую петунию, украшающую подоконник. – А я не вижу. Знаю, что горшок стоит на подоконнике, потому что сама его туда поставила. Когда предметы находятся на своих местах – никаких неудобств не испытываю.

Наощупь Татьяна Григорьевна достает таблетки из коробки. Из множества упаковок выбирает продолговатой формы – «это для печени, а большие круглые – от головной боли», отдельно лежат для снижения давления, «а в гладенькой картонной пачке – очень сильные таблетки от давления». Так она живет более 40 лет. В 38 получила инвалидность.

– Во время дойки на ферме не успела увернуться от коровы – ударила в висок. Получилась отслоение сетчатки, – вспоминает женщина. –  Первую операцию мне делал талантливый хирург Федор Ивнович Бирюков. Он же направил в Одессу на лазерную терапию, о которой тогда, в начале 70-х, у нас еще и не слышали.

Борьба за зрение продолжалась долгие годы. О том, чтобы вернуться на работу, и речи не было. Хотя на ферме Татьяна Григорьевна появлялась не раз – дарила коллегам хорошее настроение в составе самодеятельных коллективов.

– Пела на фермах, выступала на концертах, – говорит Татьяна Григорьевна. – Голос у меня был красивый.

А с потерей зрения собеседница отмечает обострение слуха. Она не видит форм и цветов, скорее, помнит их, хотя прошло почти полвека. При очень ярком освещении может понять, день на улице или ночь, краем глаза видит очертания больших предметов.

– Бывает, сидим на лавочке с соседками, они еще не видят человека, а я уже говорю, что кто-то идет. Настолько отчетливо слышу приближение машин или людей, – говорит она.

Татьяна Григорьевна привыкла обслуживать себя сама. В  большом светлом доме – чисто и ничего лишнего: мебель сосредоточена по углам комнат, много свободного места. Это главный принцип расстановки вещей,  когда в доме есть инвалид по зрению. Женщина сама готовит, убирает. Даже содержит небольшое домашнее хозяйство – несколько куриц разгуливали по двору.

– Как же вы ориентируетесь во времени? – интересуемся у Татьяны Григорьевны.

В ответ женщина подходит к столу и, не ошибившись ни на сантиметр, нажимает кнопку «говорящих» часов – первый гаджет времен Советского Союза, который появился в арсенале помощников слабовидящих людей. В другом конце комнаты стоят еще одни похожие часы – цифровая модель, наследие уже 90-х годов. Для этой категории людей подобные помощники – просто незаменимы.

– Эти часы еще и температуру воздуха скажут. А скоро сын привезет мне смартфон, – делится новостью собеседница. – Только он мне, наверное, ни к чему, подарю внукам.

В ее доме многое отсылает к любимым внукам – детские игрушки. И скорее для них, нежели для себя, бабушка Татьяна ухаживает за единственным питомцем, который проживает в собственном замке – неприхотливой рыбкой.

– Лет шесть у меня живет. Щепотку корма дам через день, а остальные хлопоты – воду поменять,  аквариум почистить – взял на себя сын, – рассказывает женщина. – Завести другого питомца нет возможности. С котом, к примеру, не ужилась, пришлось отдать.

Самыми нужными помощниками она называет трость. Это своего рода глаза. Нащупывая палочкой дорогу, она еще недавно ходила за несколько километ­ров в Тереховку в больницу.

Создание безбарьерной среды, скорее, забота родных пенсионерки. Крыльцо с широкими ступенями смастерил сын. Родные же и помогают женщине не потеряться в бытовых вопросах. С инвалидностью можно жить комфортно, уверена собеседница. Почти за полвека она привыкла ко многому. Слушает новости по телевизору, ходит прогуляться, как и многие ее подруги-соседки.

– Мне повезло, что сын пос­тоянно приезжает проведать меня, да и соседки хорошие. Если не выйду на улицу – всегда позвонят или придут проведать, – отметила Татьяна Хорулева.

Наталья Ходунькова

Фото Евгения УСТИНОВА