Москвич Александр Куликов рассказал "ДК" историю героического прадеда из Старого Крупца

Рубрика:

В семейном архиве мос-квича Александра Куликова хранятся несколько черно-белых фотографий военных лет. На большинстве из них – молодой улыбающийся парень, уроженец села Старый Крупец Петр Пастухов.

– Отец прадеда Яков Кондратьевич и его жена Мария Игнатьевна еще до революции работали на железной дороге, – рассказывает историю своей семьи Александр Куликов. – Потому и сына Петра в двадцатых годах прошлого столетия  отправили учиться в  Бахмачскую железнодорожную школу. Окончив ее в 1928 году, прадед поступил в Сумскую артиллерийскую школу и с тех пор связал свою жизнь с армией. В Крупец он больше не вернулся.

До начала войны Петр Пастухов служил в артиллерийских частях, преподавал на курсах в Томском артиллерийском училище. В сентябре 1941 был направлен в академию, но через несколько дней его отозвали на фронт и назначили командиром 452-го легкого артиллерийского полка, с которым наш земляк участвовал в боях под Москвой. С этим же подразделением и личным составом 108-го особого стрелкового полка выходил из окружения с боями.

Вопреки расхожему мнению о репрессиях к окруженцам, артиллеристы и пехотинцы не утратили доверия командования, офицерам предложили новые места службы. Петра Пастухова направили в Москву, назначили начальником отделения бронепоездов главного автобронетанкового управления. А уже в марте 1942 он стал командиром 48-го отдельного дивизиона бронепоездов.

В состав подразделения входило две боевые единицы. Бронепоезд №681 «Смерть немецким оккупантам»  построен в депо имени Ильича Западной железной дороги. Состоял он из паровоза, 4-х бронеплощадок, на которых были установлены башни танков Т-34, закрытые снаружи броней. На вооружении каждой из огневых точек – 76-миллиметровая танковая пушка и три пулемета. На одной из площадок размещались две 25-миллиметровые зенитные пушки.

С первых дней создания дивизиона бронепоезда «Смерть немецким оккупантам» и «Дзержинец» воевали на  Волховском и Ленинградском фронтах, участвовали в прорыве блокады Ленинграда. В одном из донесений 1942 года сказано: «Всего за период май-декабрь 1942 года огнем бронепоездов 48-го ОДБП уничтожено: артиллерийская и

6 минометных батарей, 5 складов, 14 пулеметных точек, 2 вагона с боеприпасами, 29 блиндажей, подавлен огонь 4 артбатарей, отражено 13 воздушных налетов противника…».

– В конце 1943 года прадеда направили на Воронежский фронт командиром 1451-го самоходно-артиллерийского полка, – рассказывает правнук фронтовика. – Он участвовал в освобождении города Казатин. В честь подразделений, героически сражавшихся на Житомирском направлении, приказом верховного главно-командующего объявлена благодарность, а в Москве дан салют двадцатью артиллерийскими залпами из 224 орудий.

Окончив войну в звании полковника, Петр Пастухов продолжал службу сначала в Москве в управлении бронетанковых и механизированных войск,  затем – в группе советских войск в Германии. В отставку он вышел в 1971-м году в звании генерал-майора.

P.S.

Фото на фоне бронепоезда «Смерть немецким оккупантам» сделано во время официальной передачи боевой единицы командованию отдельного дивизиона. Петр Яковлевич – третий слева. Рядом с ним – Ольга Власенко, помощник командира по технической части. После войны Петр нашел своего помощника и они создали семью.

Сергей ЧАЙДАК

Фото из семейного архива Александра КУЛИКОВА