Фонд солидарности отказал бастующей добрушанке в выплатах

Опубликовано чт, 05/11/2020 года - 09:50
Автор статьи

Материал с пафосным названием «Пока над головами моих друзей не перестанут летать гранаты, на работу не выйду», вышедший в одном из интернет-изданий, прошибает до слез. Еще бы: молодого специалиста – начинающего агронома – уволили по политическим мотивам. А ведь она так хотела работать на селе!

Для некоторой части общества, тем более в свете сегодняшних событий, это – почти сенсация. Есть за что поругать власть, руководство хозяйства, зацепить тему выборов и в очередной раз подлить масла в огонь.

Как же на самом деле происходили события? За что уволили Евгению, будем называть ее так же, как и в публикации на сайте, и что на самом деле она сказала специалистам хозяйства на просьбу объяснить причину невыхода на работу? «ДК» нашел ответы на эти и другие вопросы.

Одна сторона медали

Рассматривая любую проблему, обращение, жалобу, журналист просто обязан выслушать две стороны конфликта. Иначе разбирательство потеряет объективность. Пойдем по проторенной дорожке.

Евгении – 20 лет. Училась в Краснобережском аграрном колледже за счет сельхозпредприятия «Жгунское». От него же получала и ежемесячную стипендию. В Жгунь и приехала на отработку. То, каким на самом деле была агроном в профессиональном плане, опустим. Разговор пойдет о последних месяцах.

Первые прогулы молодого специалиста были зарегистрированы еще в августе. В оправдание она говорит: «…Казалось, что никто вообще никуда не пойдет – такое случилось, какая работа?!» Спустя несколько дней приехать в Жгунь ей все же пришлось. Как и продолжить работу. До 26 октября.

В этот день, утверждает девушка, она решила поддержать забастовку. При этом искренне признается: о последствиях знала, но думала, что из-за необходимой отработки ее не уволят. А напрасно. В активе у нее сейчас неприятная запись в трудовой об увольнении за прогул и 3600 рублей долга, который нужно выплатить хозяйству в течение полугода.

«Не хотелось терять специалиста»

У специалиста по кадрам сельхозпредприятия «Жгунское» Александра выход в свет «откровения» Евгении вызвал бурю негодования. О политике, говорит он, и речи не шло.

– Первые прогулы в августе она объясняла невозможностью выехать из Жлобина, куда отправилась голосовать на выборах, – рассказывает собеседник. – Говорила: мол, все дороги перекрыты, никого не выпускают и не впускают. Мы доподлинно знали, что никаких проблем там нет, но уж очень не хотелось терять специалиста. Сделали вид, что поверили.

В тот раз Евгения получила выговор и была лишена надбавки за сложность и напряженность. Были и другие невыходы в сентябре. На них по той же причине закрывали глаза, оформляли как отпуск без сохранения заработной платы. Но поведение Евгении в октябре перешло все границы.

– Объяснять причины прогулов отказалась, расписалась в документах, забрала трудовую книжку, – вспоминает Александр. – На прощание произнесла: работать в деревне не буду. А тут вдруг выясняется: бастовала она.

А ларчик просто открывался

Что же подтолкнуло Евгению не только буквально настаивать на своем увольнении, но и придать ему политический окрас? Как выяснил «ДК», девушка пыталась этим убить двух зайцев: за счет сторонней организации выплатить долг предприятию и избавиться от необходимости отрабатывать еще несколько лет по целевому направлению. И факты это подтверждают.

Во-первых, по словам знакомых Евгении, по выходным она подрабатывала ночным барменом в одном из увеселительных заведений Жлобина, где жил один из ее родителей. Утверждала: зарплата за несколько ночей работы там намного больше месячного заработка агронома. Потому и стремилась уехать из деревни любыми способами.

Поддержать же протесты девушка решилась из корыстных побуждений. Услышала о специальном фонде солидарности, который обещает «жертвам репрессий» и штрафы оплатить, и энную сумму после потери работы по политическим мотивам выплатить. Но не срослось. Обещания оказались пустым звуком. Вероятно, по мнению фонда, недальновидная девушка недоработала: мало времени провела с флагом, не сумела попасть в число арестованных, резонанс от ее увольнения не произвел должного эффекта…

 О том, что «жертва репрессий» обращалась в фонд, стало известно из открытого Telegram-канала, на котором идет активное обсуждение отказа фонда и поиск механизма помощи девушке. Возможно, вопрос решится. Вот только сколько молодых людей, поверив обещаниям таких фондов, оказались в ситуации, когда вход – рубль, а выход – два?

P.S.

Факты сбора денежных средств через Telegram-каналы – не редкость. Одни собирают на оплату содержания в ИВС, хотя проведенные по определению суда «сутки» не оплачиваются отбывающим арест, другие – на оплату услуг адвоката, которого не нанимали и нанимать не собираются, третьи – на штрафы, которые не получали. Действительно: кому война, а кому – мать родна.

 

Теги