Добрушанин вспоминает оккупационное время в годы Великой Отечественной войны

Рубрика:

В эти дни белорусы вновь вспоминают события 75-летней давности. Свидетельства очевидцев отсылают нас в то страшное время, когда мир усвоил самый главный урок истории: никогда больше не допустить войны.

В 43-м добрушанину Павлу Парукову было 15. Обычный мальчишка  из рабочей многодетной семьи, поколению которого пришлось пережить самые страшные испытания в современной истории.

– Немцы заняли город тихо. Да и кому было оборонять город, мы все наблюдали, как отступала наша армия, – вспоминает он. – А незадолго до оккупации маме посоветовали бежать в Иговку. Мол, туда враг не дойдет. Ведь в то время люди свято верили: Советский Союз сильнее всех, скоро война кончится. Говорили так и в день, когда началась Великая Отечественная. Я тогда рыбу ловил, вернулся – а вся семья прильнула к радио и слушала сообщение о начале войны.

Пожив у родных в деревне, Паруковым пришлось вернуться в Добруш. Жизнь, хотя и по законам оккупантов, продолжалась.

– Вернулись в свой дом на улице Первомайской, осмотрелись: все на своих местах. Хотя очевидно, что немцы были в доме, ничего не тронули. Даже мою любительскую фотокамеру и реактивы для печатания снимков, – вспоминает Павел Денисович. – А вскоре жителей понемногу стало убавляться – люди уходили в лес.

Заметили это и в комендатуре. Между собой гитлеровцы стали называть улицу Первомайскую Партизанской. И не без причины, отмечает собеседник. Федор Кухарев и много других известных партизан жили когда-то здесь. Место, чтобы незаметно уйти в лес и вернуться, было идеальное. И люди этим пользовались. Случай отомстить всем жителям и сразу представился незадолго до освобождения.

– Нас выгнали на улицу, колонной повели через весь город, к Интернациональной. На нашей улице не осталось ни единого целого дома, как и на многих других. Город пылал. В тех, кто пытался бежать, стреляли, – рассказывает Павел Паруков.

Неизвестно, где окончился бы путь этих пленников, не подскажи инстинкт самосохранения возможность к бегству. Улучив удобный момент на подходе к Марьино, некоторым, в их числе 15-летнему Павлу, удалось бежать.

– Очутились в лесу, затаились. А дальше… облава, – вспоминает мужчина. – Незадолго до этого партизаны удачно обстреляли вражеский обоз. Чтобы найти их, немцы прочесывали лес. А нашли нас.

Тот день мог стать последним в жизни Павла Денисовича. Очередной обоз, вооруженный конвой, комендатура в деревне Романовичи. Пленникам приказали бросать пожитки и выходить… в поле к месту расстрела. И уже прощаясь с жизнью, услышали приказ: не стрелять. Пленников  разделили по полу, женщины и дети оказались в одной колонне, мужчины – в другой.

– Меня отнесли к категории мужчин, хотя был по сути еще ребенком, – говорит собеседник. – И снова – в путь. Прошли Гомель, Речицу. Остановились в деревне Копань. Думали, на ночлег. А утром стало очень тихо. Немцы ушли!

Первая встреча с советскими солдатами принесла долгожданное ощущение свободы. Он и сам просился на фронт. Но в военкомате подростку сказали: «Подрасти!». Зато прошел обучение в отряде добровольцев. За 120 часов будущих защитников города обучали стрелковому ремеслу, минированию и разминированию.

До благополучия было еще очень далеко. Домом семье Паруковых еще долго была одна из солдатских землянок.

– Однажды к нам на ночлег пришли трое военных. Дали матери продукты и попросили приготовить клецки. Но мама так и не добудилась гостей, чтобы накормить – так крепко они спали.

Рассказывая об этих гостях, Павел Денисович непременно вспоминает отца. Возможно, и он так же просился где-то на ночлег, не доедал, не досыпал… Когда тот ушел на фронт, семья получила от него единственную весточку – письмо, отправленное почтой в Новобелице по пути из Украины через Гомель. В нем – несколько строчек: жив, здоров. То, что солдатский треугольник не сохранился, вызывает у мужчины слезы на глазах.

Бесчисленные запросы в военкомат, архивы с целью прояснить судьбу фронтовика не дали результатов. Из открытых источников нам удалось узнать: красноармеец Денис Паруков умер от ран в июне 1944 года. В донесении райвоенкомата по учету потерь рядового и сержантского состава от 18 сентября 1946 года о нем сказано одной строкой: стрелок, беспартийный, уроженец деревни Корма, призванный Добрушским райвоенкоматом в 1943 году, жена – Мария Семеновна, проживал по улице Первомайской, д.36, в числе дезертиров и отбывающих судимость не состоит, где похоронен – неизвестно.

Павел Денисович много лет мечтает побывать на могиле отца. Единственное место памяти, которое связывает его с отцом – мемориальный комплекс «Память», где имя Дениса Дорофеевича Парукова значится в числе пропавших без вести. Сюда в памятные даты сын в парадном мундире с медалями на груди приносит цветы.

Свои награды Павел Денисович получил в мирное время – к 100-летию Красной Армии,  за долголетний добросовестный труд, за службу в ВДВ. Военную науку он постигал в элитном армейском подразделении. И многие годы несет по жизни гордое звание десантника. Ежегодно в начале августа в тельняшке и голубом берете спешит на встречу поколений.

Несмотря на солидный возраст, недавно отпраздновал 90-летний юбилей, в бодром расположении духа. Еще в начале этой осени ездил на велосипеде, сам замариновал перцы на зиму. И по словам родных, хорошо справляется с последствиями тяжелой болезни. Борец по жизни не привык сдаваться.

Наталья ВАСИЛЬЕВА

Фото Евгения УСТИНОВА