89-летний добрушанин Иосиф Русецкий рассказал районке, почему в СШ № 1 Добруша в Великую Отечественную войну пустили на постой итальянцев

Рубрика:

В доме у пенсионера Иосифа Русецкого – чисто и уютно, а большинство предметов интерьера – с приставкой «ретро». Массивный платяной шкаф орехового цвета, покрытая голубой эмалью металлическая кровать «с сеткой», черно-белые фото в деревянных рамках. С первого взгляда создается впечатление, будто из настоящего попадаешь в 60-ые минувшего столетия.   

– Живу скромно, – говорит 89-летний хозяин. – Даже телевизора в доме нет. А зачем он, если больше пятнадцати лет я практически ничего не вижу? Все новости узнаю от соседей и родных. Сын Женя приходит навестить. Он все интересное и сообщает.

Чтобы послушать мелодии своей молодости, Иосиф Фомич включает радиоприемник «Рассвет». Добротный советский аппарат настраивается на волну белорусского радио, и тишину комнаты нарушают мелодии маршей и вальсов.

…Отматывая кадры своей жизни, мужчина говорит: самое светлое воспоминание детства – мамины булочки. Юзефу Русецкую в маленькой деревеньке Репище, что под Минском, знал каждый. Именно она кормила жителей района хлебом и сдобой, стоя у печи местной пекарни. Отлаженный быт молодой семьи нарушила двойная потеря:  заболели отец и старший брат Иосифа. Вскоре обоих не стало. Вдова с тремя детьми, младшему к тому времени не было и пяти, уехали в Буда-Кошелево. Потом – в Добруш.

– И в оккупации она оставалась на рабочем месте. Только вместо пышных булок пекла ячменный хлеб.

Все изменилось, когда немцы пришли в Добруш. Школу № 1, где учился и наш собеседник, заняли итальянцы. Солдат и офицеров было много, часть из них расквартировали по домам местных жителей. Одного подселили к Русецким.

– Его звали Джузеппе Ричи. Никогда нас не обижал. Только пил очень крепкий черный кофе и часто напевал веселые италь­янские песни, – вспоминает пенсионер.

Когда к Добрушу подошла линия фронта, жители укрылись от войны в Шабринском лесу. Были среди них и Юзефа с маленьким Иосифом, его братом и сестрой. Но от беды не спрячешься. Через несколько дней перепуганные люди под конвоем немцев уже шли в сторону Гомеля.

– Помню, как нас с мамой (сестре и брату удалось до прихода фашистов затаиться в лесу) пригнали в Романовичи. На следующее утро, такое солнце было, сообщили: будем расстреливать, – рассказывает собеседник. – Я не плакал – не понимал. А другие стали кричать, особенно когда подкатили на телеге пулемет. Нас пощадил подъехавший к месту предполагаемого расстрела старый немецкий офицер.

Под мерный стук старых настенных часов Иосиф Фомич будто заново переживает те минуты. Вспоминает ночевки в полях. Найти еду было проблемно. Вспоминает бегство немцев спустя несколько недель, облавы, бегство домой.

– Военное детство было тяжелым. Но я прожил счастливую жизнь несмотря ни на что, – утверждает пенсионер. – Триумф нашей победы. Молодость с ее трудами и заботами, простыми добрыми делами. Теплом в сердце отзывается момент встречи с любимой женой Марией. Познакомились в цеху бумажной фабрики, куда я устроился после ремесленного училища. Душа в душу прожили 62 года. У меня – двое детей, четверо внуков, шестеро правнуков.

Ольга ГЛЫЗИНА

Фото Евгения УСТИНОВА